“Пасхальный дождь” (перечитывая Набокова).

1 мая 2021
“Пасхальный дождь” (перечитывая Набокова).

Автор: Светлана Осипова https://www.facebook.com/profile.php?id=100006531608252

«…Странно было старой швейцарке вспоминать, что, живя в России, она тосковала, посылала на родину, друзьям, длинные, меланхолические, прекрасно написанные письма о том, что она всегда чувствует себя лишней, непонятой. Ежедневно после завтрака ездила она кататься с воспитанницей Элен в широком открытом ландо; и рядом с толстым задом кучера, похожим на исполинскую синюю тыкву, сутулилась спина старика-выездного, — золотые пуговицы, кокарда. И из русских слов она только и знала что: кутчер, тиш-тиш, нитчего…

Петербург покинула она со смутным облегчением, — как только началась война. Ей казалось, что теперь она без конца будет наслаждаться болтовней вечерних друзей, уютом родного городка. А вышло как раз наоборот: настоящая ее жизнь — то есть та часть жизни, когда человек острее и глубже всего привыкает к вещам и к людям, — протекла там, в России, которую она бессознательно полюбила, поняла и где нынче Бог весть что творится… А завтра — православная Пасха …»

Это отрывок из рассказа Владимира Набокова «Пасхальный дождь». В. Набоков известен прежде всего как новеллист, но он написал также немало рассказов. Большая их часть была опубликована в эмигрантской периодической печати, а затем включена писателем в состав трёх сборников: «Возвращение Чорба», «Рассказы и стихи», «Соглядатай» и «Весна в Фиальте и другие рассказы».

В 1924 был написан рассказ «Пасхальный дождь». Через год берлинский еженедельник «Русское эхо» напечатал его в апрельском пасхальном номере. Долгое время номер журнала с рассказом считался утерянным, в архивах писателя рассказ также не сохранился. И только в конце 90-х годов  раритетный номер «Русского эха» с пасхальным праздничным рассказом был обнаружен в  одной из библиотек бывшей Восточной Германии.

Действие в рассказе начинается в Страстную субботу. Главная героиня  — старая швейцарка Жозефина. Прожив  двенадцать лет в России, она  вернулась к себе в Швейцарию :  в родную  Лозанну. В России, в Петербурге Жозефина работала гувернантской в русской семье.  Там, в далёкой и чужой для неё стране, Жозефине было очень одиноко: так ей тогда казалось. По прошествии времени, теперь живя в Лозанне она с ностальгией вспоминает тот период жизни в России, где тогда для неё всё было незнакомым и непонятным. Её одолевает искренняя глубокая тоска по России…  Жозефина с трепетом начинает готовиться к православной Пасхе: покупает полдюжины яиц, кое-как красит их и идёт в гости к знакомой семье русских эмигрантов Платоновых. Именно с ними она хочет встретить светлый праздник Пасхи. Визит к Платоновым проходит не совсем так, как хотела Жозефина: без русского радушия, какое она видела в Петербурге, без троекратных пасхальных поцелуев…..Платоновы не очень были рады визиту Жозефины. После этого  главной  героине дома становится плохо: воспаление лёгких… Кашель, озноб, она бредит, находится при смерти…. Но через несколько дней неожиданно героиня приходит в себя, её бред проходит. «…. Жозефина Львовна очнулась. В окне светло мерцало белое небо, шел отвесный дождь, шелестел, журчал по желобам. ….». Она просыпается обновлённой, жизнерадостной  и рассказ заканчивается её смехом.

Как правило, все произведения Набокова имеют трагический конец. Но этот короткий рассказ с пасхальным сюжетом – исключение. « Пасхальный дождь » заканчивается неожиданно:  Жозефина болела, бредила, всё было плохо,  и вдруг она приходит в себя. Она чувствует, что «воскресла, что вернулась издалека из тумана счастия, чудес, пасхального великолепия», которое она увидела в бреду во время болезни. В то же время рассказ просто не может иметь драматический конец, ведь в основе его – Пасха, а это значит Воскресение, пасхальные чудеса, что-то необыкновенно доброе и светлое…

Как отмечают литературные эксперты, Набоков обладает очень мощным воздействием на читателя. Воздействует он на него с помощью своего совершенного сложного языка. По словам литературоведов, он не просто писал, а как будто рисовал, создавая узоры судьбы, изящно переплетая вымысел и реальность.  Плотность, информативность, детализация, насыщенность образами и метафорами – неотъемлемые атрибуты его текстов. «Пасхальный дождь» – не исключение: томное описание Лозанны, радостное и жизнеутверждающее описание Петербурга, мрачное представление картины повседневной жизни героини, колоритное  изображение пасхальных яиц….

Читая рассказ, мы видим два контрастирующих мира: Лозанны и Петербурга. Каждодневную жизнь  героини в Лозанне автор описывает в несколько пренебрежительной, ироничной, где-то даже унизительной, манере, используя в основном лексику с приземлённым значением, например: «солнце только скользнуло по крышам косых каменных домишек, в родном и чуждом ей городке, где трудно дышать, где дома построены случайно, вповалку, вкривь и вкось вдоль крутых угловатых улочек»; «под шумящими, плачущими деревьями», «к вечеру пахнуло с гор тяжелым ледяным ветром», «на дворе было пустынно, сыро и темно»… В описании повседневной жизни в Лозанне автор  использует также много чёрных красок:  черная кисть; черные часы, зонтик героини «узкий, как черная трость», соседка закутана в чёрный платок…. Много заунывных деталей и в портрете героини: «темно-серые глаза ее стали строгими под густыми, траурными бровями, сросшимися на переносице», « ее руки, худые, обтянутые глянцевитой кожей, в старческих веснушках, с белыми пятнышками на ногтях.» Там, в Лозанне, её «родном и чуждом городке», героиня постоянно расстраивается, сомневается, ошибается… Так,  Жозефине не удаётся как надо покрасить яйца, разговор не складывается с её русскими знакомыми, она рыдает, она заболевает… «Родной и чуждый» – сочетание несочетаемого, два противоположных явления в жизни героини…. Может быть, одной из ключевых в рассказе является  фраза о том, что « Петербург покинула она со смутным облегчением….»,  – и снова противопоставление… Становится ясно, что подсознательно героиня любила Петербург, любила Россию и где-то внутри будто знала о будущих ностальгических переживаниях, только признавать этого тогда не хотела…..  Прошли годы, и Жозефина поняла, что «настоящая её жизнь ….. протекла в России» и словно  пытается снова её пережить.

Итак, в описании пейзажа Лозанны,  жизни в этом городке,  в портрете героини, а также  людей, с которыми она общается, её душевного состояния там  – во всём этом много тоскливых эпитетов, много преуменьшений, лексики с эмоциональными оттенками сожаления, неодобрения. Всё это, наверное,  говорит о неласковом отношении автора к  миру Лозанны – миру холода. У читателя возникает подавленное впечталение от описанного пейзажа, от всего происходящего там.

Зато всё, что связано с Россией, с жизнью героини в Петербурге, воспоминаниями бывшей гувернантки, её бред во время болезни, где она переносится в город, по которому тоскует, символы этого города – всё это представлено исключительно в добром праздничном свете и с помощью многообразной живой и позитивной лексики. Зимние  ежедневные «прогулки в широком открытом ландо», «громадная кастрюля яиц», «разноцветные пасхальные яйца», богатая одежда кучера: «золотые пуговицы, кокарда…», «бред,  бурный, могучий, как колокольное дыхание, овладел ею», «яйца взбегали, скатывались по блестящим дощечкам, стукались», «взволнованный гул счастья обдавал душу»,  «сказочно синело небо….», « бухали колокола», «широко сияла Нева», «струящееся небо», «млеющий дышащий дождь», «она предчувствовала счастье, дрожа от смеха, растущего в ней…», а « Царь Петр вдруг спрыгнул с медного коня, разом опустившего оба копыта, и подошел к Жозефине, с улыбкой на бурном, зеленом лице, обнял её и поцеловал». Несколько раз встречается картинка неба, тёплые цвета в описании, в душевном портрете героини – счастье, смех. Эти детали усиливают впечатление восторга перед Петербургом и  подчёркивают его величие и роскошь, счастье, которое город дарит героине. Живо и красочно представлен здесь богатый мир вещей с помощью возвышенной лексики,  торжественных эпитетов, гипербол, метафор, олицетворений ….  Столько  слов, вызывающих положительные эмоции и ассоциации!

Ярким и красочным рассказ становится ещё и за счёт повторяющейся на протяжении всего рассказа детали – образа крашеных пасхальных яиц. В начале рассказа героиня их покупает, пытается красить и вспоминает, как это было в Петербурге, затем она приносит крашеные яйца к Платоновым, и в бреду героини крашеные яйца словно оживают.

Описание всего, что связано с Петербургом – это образность,  праздничность, и, наверное, ностальгический порыв! Мы видим в нем глубокую любовь автора к Петербургу, городу его детства и юности. Связь с Россией и с Петербургом Набоков пронёс через всю жизнь. Он бесконечно вспоминал и изображал Петербург в своих романах и стихах. Из раза в раз он возвращает своих героев в город на Неве. Возможно, он передавал им  те чувства и эмоции, которые испытывал сам. Вот и Жозефина Львовна не исключение…

Как утвреждают знатоки творчества Набокова, Пушкин оставался для него на протяжении всей жизни незыблемым авторитетом. Набоков Пушкина переводил и комментировал, жертвуя временем, которое мог использовать для собственного творчества. Вот и в рассказе «Пасхальный дождь» мы замечаем отсылку к последней драматической поэме Пушкина  «Медный всадник», поэме о «петербургском потопе». Только у Пушкина Всадник является причиной несчастья и гибели героя, тогда как в счастливом  сне Жозефины магический пасхальный троекратный поцелуй Петра как будто спасает её от смерти.

Отдельно стоит сказать о дожде в конце рассказа. Когда героиня приходит в себя после пяти дней болезни, идёт проливной дождь. Дождь. Это, наверное, и есть «Пасхальный дождь». Сильный дождь в мрачной Лозанне, с одной стороны – это  ещё один символ  грусти, тоски, печали, характеризующий швейцарский городок в этом коротком рассказе….. С другой же, это не просто дождь, а дождь пасхальный, дождь как счастливый символ, сулящий радость и надежду…… Божественный символ.  Дождь в светлую седьмицу. Дождь, который предвещает плодородие, процветание и благополучие. Дождь, который  смывает всё плохое, очищает, пробуждает жизнь, означает новое светлое будущее! Наверное, дождь здесь является также объединяющим символом: пасхальный дождь в конце как бы соединяет эти два противопоставленных мира, Лозанны и Петербурга. Впрочем, мы можем только догадываться и размышлять, что хотел сказать автор – наверное,  у каждого читателя будет своё понимание и восприятие этого рассказа.

Конечно, можно продолжать анализировать рассказ, искать в нём бесконечные художественно-литературные  приёмы, оценочную лексику, образные средства, стилистические фигуры, рассматривать его композицию, говорящие черты в портретах героев рассказа,  реальный мир и мир воспоминаний, спрятанные смыслы…. Можно также сказать  и о биографических нотках в этом рассказе Набокова, о гранях личности писателя, воплощённых в произведении… Если почитать рецензии русских литературоведов на этот рассказ, то увидим, что они не всегда совпадают с анализом французских литературоведов. Но что бы, как бы и кто бы ни сказал, совершенно ясно одно: «Пасхальный дождь» – рассказ добрый, красивый, насыщенный яркими выразительными образами. Это словно маленький роман, это мир красоты, мир вдохновения. Его чтение дарит удовольствие и ту самую пасхальную радость, которую, хочется иметь не только в Светлое Христово Воскресение, но и пронести дальше – через всю жизнь.

Всех с праздником Светлой Пасхи!