Память. Знак судьбы.

7 мая 2020
Память. Знак судьбы.

Автор: Татьяна Легран https://www.facebook.com/tania.legrand.77

Дело было 35 лет назад, в 1985 году, в Воронеже, где служил мой отец (его последнее место службы). Я мечтала стать журналистом, училась в 8-м классе и ходила в Воронежский Государственный университет на факультет журналистки в Школу Юного Журналиста. А 1985-й был юбилейным годом Победы в Великой Отечественной войне. В школе среди старшеклассников объявили конкурс на лучшую статью (не сочинение, а именно статью) о Великой Отечественной в рамках Всероссийского конкурса, в каждой школе города и области конкурсанты пишут статьи, на уровне области выбирают победителя, и он/она награждается: публикацией статьи в областной прессе и поездкой во Всероссийский детский лагерь Орленок. Ну так вот… я росла амбициозной девицей, думаю: “напишу, что я, хуже других?” Но надо выбрать необычную тему, чтобы было интересно и мне, и жюри. Кстати, училась я в школе с углублённым изучением английского языка. А подружка моя училась во французской школе, и мы частенько друг к другу заезжали после уроков. А в ее школе за пару лет до этого конкурса открылся народный музей, посвящённый эскадрилье Нормандия – Неман…

Надеюсь, что если вы живете во Франции или странах бывшего СССР, то вы знакомы с историей французских лётчиков-добровольцев, которые воевали с фашистами в составе Красной Армии. Назвать эскадрилью “Нормандия” в честь провинции, которая больше других пострадала от гитлеровцев, попросил лётный состав. Первым командиром эскадрильи стал пилот Жан-Луи Тюлян, который ещё до прибытия в СССР сбил шесть самолётов Люфтваффе. Поначалу под его руководством было 14 лётчиков и 58 авиационных техников, к концу войны от первого состава в живых остались только трое. В июле 1943 года на базе “Нормандии” сформировали Первый отдельный истребительный авиационный полк, который состоял уже из четырёх эскадрилий. В составе Первой воздушной армии полк прошёл от Подмосковья до Восточной Пруссии, участвовал в Курской битве, освобождении Белоруссии и Прибалтики, в Восточно-Прусской операции. Из 97 лётчиков 42 погибли. За доблестное участие в освобождении Белоруссии при форсировании советскими войсками реки Неман полк официально стал Неманским, но имя “Нормандия – Неман” осталось за ним. На счету у “Нормандии – Неман” более 5,3 тысяч вылетов (французы летали на наших истребителях Як-3), 869 воздушных боев и 273 уничтоженных самолетов врага, 47 подбитых самолетов, они разгромили 132 грузовика и 27 поездов, перевозивших важные для гитлеровцев грузы, 5 аэродромов, 8 железнодорожных станций, 3 фабрики, захваченных фашистами…

Четверо лётчиков были удостоены звания Героя Советского Союза. Это асы Марсель Альбер, Ролан де ля Пуап, Жак Андрэ и Марсель Лефевр. 76 награждены советскими орденами, а полк получил ордена Красного Знамени и Александра Невского. И в России, и во Франции, и в Беларуси хранят память о доблестных французах, сражавшихся вместе с нашими летчиками-истребителями. Помимо улиц, названных в честь Нормандии – Немана, и памятников, установленных в местах, где эскадрилья (впоследствии полк) принимала бои, в школах Москвы, Новосибирска, Козельска, Борисова и Воронежа были открыты музеи в честь полка. Воронежский музей на базе школы с углубленным изучением французского языка помогали оформлять и принимали активное участие во встречах в нем тогда еще здравствующие ветераны 303-й авиационной дивизии, которые бок о бок воевали с французами, а сами французы-летчики-ветераны взяли шефство над музеем, минимум два раза в год приезжали в Россию, обязательно посещали Воронеж, который был им знаком и стал второй родиной после битвы на Курской дуге, где эскадрилья принимала активнейшее участие.

И вот я решила написать статью о подвигах французов на российской земле (и в российском небе). Статья получилась интересная (на мой юношеский взгляд), я даже побывала на встрече с ветеранами “Нормандии – Неман”, взяла мини-интервью у них с помощью старшеклассников французской школы, использовала его в статье. Я выиграла конкурс среди школьников области, мою статью опубликовали в воронежской областной газете (один экземпляр лежит дома в России, так жаль, что во Франции у меня нет копии…), и меня официально наградили поездкой в “Орленок”. Но поехала я туда после большого скандала – это отдельная история. А на тот момент – когда писала статью и когда узнала о победе – я была очень счастливым ребёнком! Это было мое первое знакомство с историей Франции (не считая уроков в школе) и французами. Кто знал, что судьба меня забросит в эту страну? Знак судьбы…

А во Франции в декабре прошлого года скончался последний ветеран славного полка, месье Андре Пейрони, авиационный механик, он ушёл из жизни на сотом году жизни, не дожив до Дня Победы, до юбилейного 75-летия. Но мы будем помнить о нём и о его товарищах – доблестных летчиках-французах “Нормандии – Неман”.